Твиттер

Убогий сервис, который сейчас популярен ровно потому, почему были популярны одноклассники. Юзайте аську, ребята. Или блоги, где можно оставлять коменты. Не будьте быдлом, включайте иногда мозг. Не все то золото, что блестит ну и так далее. Твиттер маст дай.

Логика, эмоции

Когда тебе хорошо - ты думаешь что все пиздато, когда тебе плохо ты думаешь что все полный пиздец. На самом деле, что первое, что второе - все это иллюзии, тупо продиктованные сиюминутными эмоциями, которые влияют на твое сознание, либо омрачая его, либо наоборот улучшая настроение. Но логика, не терпит таких вещей, поэтому мухи от котлет всегда нужно отделять, и никогда не строить выводы на таких вещах и уж тем боле епринимать решения. Простая вроде бы вещь, многие согласятся, но почти никто не соблюдает на практике.

Что-то хорошее

Один человек меня иногда просит: скажи мне что-то хорошее...

В последнее вермя я все время думаю о том, что же хорошего я создал для других людей. Для себя, своих близких сделал. А для других?

Википедия, гугл - первыми приходят в голову по этому вопросу. Люди сделали ресурсы, которые делают жизнь других людей лучше, помогают им развиваться, узнавать новое.

Я не сделал ничего такого, но хочу сделать.

Алмаз

Я очнулся над обрывом, прямо передо мной стоял непонятный аппарат, похожий на Газель вишневого цвета, только без колес и больше в несколько раз. Я сидел, и смотрел на его полированный зад, где была огромная лампа, занимавшая почти всю заднюю часть. Похоже это было чем-то вроде корабля.

Я пришел в себя, услышал разговор. Обошел корабль и увидел двух людей. Один был лет шестидесяти, седой старичок с кудрявыми волосами и добродушным лицом. У второго была невыразительная и неприятная внешность. Они разговаривали на чужом для меня языке, но я все понимал. Увидев меня, старик прервал разговор, спросил, как я себя чувствую, и пригласил сесть рядом. Второй даже не посмотрел на меня.

Я сел. Подо мной были красивые ракушки необычной формы. Было неудобно сидеть с незнакомыми людьми в незнакомом месте, совершенно не понимая, как я туда попал, поэтому я встал и пошел к кораблю. Обошел его с левой стороны, вернувшись на то место, где я очнулся и осторожно заглянул вниз. Под неглубоким обрывом было невероятно красивое, нежно голубое, прозрачное море, доходившее до горизонта. Обрыв был неровный, весь покрытый гребнями вроде естественных ступенек, усыпанных ракушками.

Тут я услышал третий голос. Говорил мускулистый худощавый мужчину лет сорока  с мушкетерскими усиками и бородкой. У него были черные волосы до плеч. Под хитрыми глазами были черные густые брови. Он говорил вкрадчиво и властно со стариком и невыразительным. Подул ветер и мне удалось расслышать только обрывки разговора. Говорили они про какой-то алмаз, он же коллайдер.

Ветер подул сильнее, я опять заглянул вниз – волны становились сильнее, а море пенилось и искрилось голубоватым светом. Природа вокруг была очень яркая, как южный берег Крыма, только еще ярче и экзотичнее. Сзади меня были заросли из колючего ярко-зеленого кустарника.

Вдруг я услышал шум. Я оглянулся назад и увидел, что корабль сползает в обрыв. Трое людей ничего не слышали, занятые спором. Я, было, дернулся, чтобы побежать и сказать о том, что корабль падает, но следующий порыв ветра чуть не снес меня самого в обрыв. Я упал и лежа видел, как корабль качнулся и упал в воду с громким плеском. Трое синхронно повернули головы и замерли с открытыми ртами. Усатый мушкетер первым встал и начал спускаться вниз по обрыву. Я подошел к ним и сел рядом. Старичок сказал показал на мушкетера и сообщил, что он будет сейчас нырять. Я зачем-то спросил, как он сможет достать такой большую и тяжелую махину. Невыразительный, не глядя на меня, сказал, что алмаз сам себя достанет.

Внизу все еще было видно место, куда упал корабль. На самом последнем гребне, у воды стоял мушкетер. Я начал спускаться за ним, по гребням. Внизу не было песка, зато были ракушки. Очень много красивых ракушек. Я таких раньше никогда не видел. Большие раковины в миниатюре, вроде тех в которых живет рак отшельник, но гораздо красивее. Нежно кремового цвета, очень твердые, отполированные и приятные на ощупь.

Мушкетер разделся, нырнул рыбкой и уплыл вниз. Глубина здесь была приличная, а дно каменистое. Я спустился к совершенно прозрачной воде. В ней плавали рыбы и большие креветки, в огромных количествах шныряющие под водой.

Старик с невыразительным спустились ко мне. Старик спросил, не холодно ли мне и не собираюсь ли я тоже нырять. Я сказал что просто наблюдаю. Он кивнул и опять переключился на невыразительного. Я засунул руку в воду, пытаясь понять, что же вокруг происходит. Вода завораживала, и я никак не мог сосредоточиться и тупо смотрел на рыб. Я почувствовал резкую боль в руке и выдернул ее из воды. В мое запястье впилась отвратительную рыба, красно-серого цвета с длинными фиолетовыми иголками по всему телу. Я сдернул рыбу, она упала на ракушки и иглы тут же втянулись под ее кожу. На руке сиял узор из красных точек. Старик подошел, скинул рыбу ногой в воду и что-то проворчал. Рука не переставала болеть и ужасно опухла. Я спросил, не ядовитая ли она, старик сказал очень даже ядовитая. Наверное на моем лице отражался ужас, поэтому старик добавил, хоть и ядовитая, но не смертельная.

Тут из воды показался белый тюк, вслед за которым с бульканьем выплыла голова мушкетера. Он швырнул тюк на берег. Тюк упал, распахнулся, оттуда, прыгая, вылетело много креветок. Я взял одну креветку в руки, чтобы рассмотреть. Белое мясо с вкраплениями красного цвета. Тело не было покрыто ничем. Старик тоже взял креветку, оторвал голову, тело засунул в рот и начал жевать. Я попробовал сделать то же самое. По вкусу это была морская, сырая и соленая хрень. Не очень вкусно, но есть хотелось сильно, поэтому я сьел еще.

Спустя пару минут появился второй, а потом и третий тюк. Только сейчас я обратил внимание, на время, проводимое мушкетером под водой. Каждый раз он нырял минут по десять. Когда мушкетер вылез на берег, я набрался наглости и спросил его про корабль, он не ответил мне, посмотрев с презрением. Молча, одевшись, мушкетер предложил всем возвращаться наверх. Поднимались мы на удивление легко, как будто сила тяжести здесь была меньше обычного. Я нес один из тюков с креветками и непонятно чем еще. Тюк был большой, и, судя по всему довольно тяжелый, но мне было легко. Рука уже почти спухла, осталась только тянущая боль.

Земля задрожала, и я услышал жуткий рев снизу. Мушкетер только улыбнулся, а старик покачал головой. Мушкетер опять презрительно посмотрел, но теперь уже на старика и язвительно заметил, что это коллайдер. Опять раздался рев, и началось небольшое землетрясение. Ревело как в фильмах про динозавров. Я чуть не упал.

Наконец мы вылезли за край, сели, как раздался уже визг и грохот. С диким свистом в нескольких метрах от меня шлепнулся огромный памятник или надгробие. Это был древняя каменная хрень, кубической формы, покрытая зеленью и совершенно сухая, несмотря на то, что вынырнула из воды. По словам старика, я понял что это и есть алмаз, он же коллайдер. На вопрос, что это такое, старик неодобрительно посмотрел на меня. Потом сказал что это отражение болезни. Слово болезнь старик произнес с уважением.

Мушкетер сказал, что уже темнеет и надо возвращаться, чтобы переночевать где-то. Он предложил переночевать у него, что явно не понравилось старичку, который невнятно заворчал, но пошел вслед за мушкетером. То же самое сделал невыразительный и я. Мы шли по аллее, усаженной деревьями с высокими кронами, походившими на секвойи, виденные мною однажды в ботаническом саду в Ялте. Мы подошли к забору, за которым был симпатичный одноэтажный домик, который так и хотелось назвать коттеджем. В окнах гостеприимно горел кремовый свет. Мушкетер открыл решетчатые ворота и жестом пригласил войти. Во дворе был чересчур аккуратный сад.

Внутри я с удивлением увидел алмаз, который теперь пугающе потрескивал как счетчик Гейгера. Выглядел он жутко, а на улице уже стемнело, поэтому я подошел к дому, возле которого мушкетер с хозяйским видом раздавал что-то невыразительному и старику. Увидев меня, он протянул белый круглый жетон, подвел к двери и показал, куда надо было бросать жетон, похожий на большую таблетку.

Я бросил жетон, дверь щелкнула и открылась. Внутри было красиво и необычно. Мягкий свет действовал усыпляюще, я сел на гладкую шелковую кровать, зевнул. Не успел я лечь, как вдруг заснул крепким сном.

Что внутри - не важно

"Препятствий больше нет. Все что у меня было неуправляемого и безумного, порочного и злого, все бесчинства, что я творил и мое полное равнодушие к этому – все теперь позади. Осталась только боль, непрерывная и жгучая и я не уповаю на лучший мир для всех. Я даже хочу, чтобы моя боль передалась другим, чтобы никто ее не избежал. Но даже осознав все это - облегчения не наступает. Наказание продолжает от меня ускользать, а мои знания о себе не углубляются. Из моего рассказа ничего не может быть извлечено. Это признание не имело никакого смысла."

American Psycho

Подавление

Подавление какого-либо процесса в системе обязательно повлечет за собой противодействие со стороны силы, которая движет этот процесс. Помимо прочего это подтверждается и общеизвестным законом сохранения энергии. Однако противодействие может проявиться не сразу, в связи с инерционностью процессов протекающих в материальном мире. В качестве примера: болезнь пытаются вылечить сильнодействующим лекарством, в результате симптомы облегчаются, а возможно и болезнь удается победить, но непременно возникнет побочное действие от такого лечения (например, дискбактериоз при лечении антибиотиками). Или же другой пример: долгое время одни люди угнетают других (рабство, крепостное право). В результате рано или поздно накапливается противодействие (обида), что приводит к революции.

Отсюда можно понять что при желании добиться какого-либо результата нужно учитывать возможные последствия и прикладывать усилия не основывающиеся на грубом противодействии ситуации, а на принятии и скорее «лавировании» в потоке ситуации, которую требуется изменить (подобно паруснику движущемуся против ветра с его же помощью). Также необходимо учесть то, что ощутимый результат скорее всего будет достигнут прямо пропорционально интенсивности и продолжительности усилий. И если усилие не будет грубым «силовым» воздействием на систему с целью изменить ее, то не следует ожидать быстрого эффекта от него.

Исходя из этого можно понять почему войны, современные лекарства, привычка отвечать насилием на насилие и прочие модели человеческого поведения в обществе насколько неэффективны в нашем мире. Единственное чего можно гарантированно добиться таким путем это порождение нового цикла той же ситуации или процесса с которым ведется борьба. Или же возможно перерождение этого процесса в другой, сходный с первоначальным и так до бесконечности.

Выйти из этого порочного круга можно лишь только один способом – наблюдая причинно-следственную связь, делая выводы и меняя линию поведения до тех пор, пока не будет достигнут долговременный (только он более-менее достоверен) удовлетворяющий результат.

Вонючий мир

Если не мыться - человек начинает вонять. Если не убирать к комнате там становится грязно. Если не стричь ногти и не подтирать жопу, то это чревато гавном. Как человек не убирает, как он ни старается быть чистым и пахучим вся его сущность все равно будет зловонной и грязной. Всякий раз, когда я чисто вымытый и надушенный вдруг захочу срать, сажусь на унитаз и низвергаю нечистоты, я думаю об этом вопиющем несоотвествии внутреннего и внешнего в человеке.

Фильм социальная сеть (facebook)

Во-первых, фильм сразу надо было называть Фейсбуком.

Во-вторых, Девид Финчер, видимо, снял какую-то мелкобюджетную хуйню.

В-третьих, в реальной жизни Цукерберг намного менее симпатичен.

В-четвертых, я ненавижу социальные сети.

В-пятых, соцсети это противный бизнес, стоящий в одном ряду со спайварой, порнухой и фармой.