rabadun (rabadun) wrote,
rabadun
rabadun

Забавная история Александра Хо

Когда наступает полное понимание того, что пора закончить – глупо препятствовать этому простому желанию. Нечего добавить – остановись. Полное непонимание этого несложного принципа привело Александра Хо к такому печальному финалу, который трудно даже представить.

Сама личность Александра не очень обычна. 5 ноября 1895 года, в бедной датской семье, родился человек, заставивший говорить о себе большую часть земного шара.

В пятницу вечером, Хоган, Инстер и Александр сидели за карточным столом, раскладывая безумные комбинации одной из самых увлекательных карточных игр двадцатого века.

Пятнадцатый выигрыш подряд уже не столь удивил Александра, сколько показался страшно привычным. Трудно представить себе удивление на лице человека, выигрывающего пятнадцатый раз подряд. Это было странное удовлетворение и понимание предсказуемости ситуации.

В скромно, по-офицерски обставленной комнате, сидели всего три человека. Три молодых человека, измученных скукой военной службы, шелестели картами под неравномерную дождевую дробь.

Инстер моргнул, слепясь от дыма, положил карту на зеленый бархатный стол, неуклюже стукнулся локтем о стул, и проворчал: “Дружище, ты сегодня что-то явно променял на удачу”.

Александр, посмотрел на карту, поправил усы, уронил щепоть пепла на карту. Пепел быстро скользнул по вощеной бумаге. “Пятьдесят два”, сказал Александр, прежде чем кто-то успел зарядить пистолет.

__

Странное начало – вот что должно привлекать читателей мистических новелл. Почему? Очень просто, потому что люди ожидают понятного окончания. Понятного их разуму, объясненного, разжеванного, по кусочку раскусанного и положенного им в рот.

Люди не хотят додумывать, мало кто может это сделать. Но если этим, без сомнения, не самым глупым умам, доверить тайну, они станут кричать о том, что все слишком просто.

__

Пятничным утром, Александр, как обычно возвращался в казарму. Серое, неприятно колкое небо открывало новый день. Этот день не обещал быть насыщенным. Нет, это был выходной. День, когда осоловевшие кутилы приходят в комнату из четырех стен и одной кровати. День, наступающий после четырех друзей и одной бутылки рома. День сна.

Двадцать пять лет жизни Александра прошло довольно обыкновенно: детство в бедной дворянской семье, хорошее образование и служба в армии. Одно только выделялось на общем сером фоне. Только в нём Александр мог считаться выдающимся человеком. Именно игра стала тем, что он понял сильнее всей своей жизни. Он знал всего две вещи, но эти две вещи отражали всю его суть. Он знал, что такое выигрыш и что такое проигрыш. Пятьдесят крон были несметным сокровищем, когда появлялись в кармане Александра после пятничной игры в одну из самых остроумных карточных игр двадцатого века. Две тысячи пятьсот крон долга тянули его вниз золотой тяжестью. Выиграть или проиграть – разницу Александр знал лучше, чем местный наперсточник Арнольд.

Как нетрудно предположить, читая столь предсказуемую новеллу, Александр проигрывал гораздо чаще, чем выигрывал. Тем более удивительно себе представить 5 ноября 1920 года, когда случай в пятнадцатый раз так сложил карты, что Инстер и Хоган, оказались должны Александру, а не он им.

__

Странная птица так кричит, мелькнула быстрая мысль. Никакой птицы здесь нет и быть не может, а если и есть какая, то не так она будет кричать. Страшно, примитивно страшно стало. Так страшно, что захотелось побыстрее забежать куда-то, где тепло и светло и люди.
__

Железный звук приятно ласкал уши. Железный – значит человеческий. По сравнению со странным птичьим криком, этот звук был домашним, тёплым и защитным. Замок еще раз лязгнул.

Что-то было после крика. Что-то очень странное. Что-то сделало с кем-то что-то. Александр не помнил, что именно. Но понимал с кем. Как будто налетело в темноте. Мало того, что темно, так еще и свора была тёмная, еще темнее самой темноты.

- Зачем я тогда вышел курить на улицу, в дробяной дождь, глухой ночью?

__

Два закадычных друга, сидели под светом глиняной лампочки. В одной руке Инстера была бутылка рома, в другой карты.

Александр шагнул под ограниченный свет лампочки, сел за стол – налил себе стакан рома, взял карты и тут же положил их на стол.

Инстер утёр пот со лба, быстро глянул на Хогана, как-то испуганно, слепясь от дыма, положил карту на зеленый бархатный стол, неуклюже стукнулся локтем о стул, и проворчал: “Дружище, ты сегодня что-то явно променял на удачу”.

Александр, помотрел на карту, поправил усы, уронил щепоть пепла на карту. Пепел быстро скользнул по вощеной бумаге. “Пятьдесят два”, подумал Александр, чувствуя себя страшно спокойным. «Пятьдесят два», из щёк вдруг выросли зубы. «Пятьдесят два», тело стало послушным и гибким. «Пятьдесят два», зеленое сукно прорвал выросший коготь.

“Пятьдесят два”, сказал Александр, прежде чем Инстер успел зарядить свой пистолет.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments